87cd95e4

Разумовский Феликс - Зона Бессмертного Режима 2



ФЕЛИКС РАЗУМОВСКИЙ
ВСЕЛЕНСКИЙ РАСКОНВОЙ
ЗОНА БЕССМЕРТНОГО РЕЖИМА – 2
А. Кожедубу – мастеру божьей милостью.
Мастерам – А. Витковскому, А. Бильгидинскому, А. Демьяненко.
Всем, кто идет со мной по Пути.
С добрыми попутчиками дорога ровнее…
Автор.
Пролог
Наша метагалактика. Сектор Дельта2.
Обитаемая планета системы Дзета3.
Север Суверенной Вседорбийской Федерации.
На берегах Моря Смерти было тягостно – пустынно, скалисто, не в меру радиоактивно. Густо воняло тиной, водорослями, гниющими остатками планктона, сильный, напоминающий по цвету кровь дождь лил как из ведра, ветер парусил его пульсирующую стену, рвал с корнями чахлые кустымутанты, разводил кипящую кудлатую волну.

Боже упаси и сохрани от ее неласковых объятий. Да уж, после инцидента с сублинкором, выбросов урания и гибели плавбазы принимать здесь морские ванны не хотелось. Это еще не считая стоков, экологии, бактериальномедицинских шлаков, а главное, контейнеров с хипритом, с размахом захороненных на дне по окончании Второй Великой Свары. Контейнеров, уже давно утративших герметичность…
В общем, и впрямь – клоака, бездна, свалка, огромная радиоактивная помойка, бушующее море смерти, оправдывающее полностью свое название. Казалось, что время здесь остановилось и загнило, а все живое обратилось в тлен. В прах, в небытие, в кладбищенскую пыль.

Нет, как бы не так, не все, поверхностное впечатление обманчиво. На скалистом острове, что на северовостоке, жизнь, к примеру, била ключом. Яростно шипела, спаривалась, с алчностью терзала плоть, наливалась ядом, зверела, с трепетом пестовала потомство.

Потому как на скалистом этом острове жили рептогады. Вернее, выживали. Трудно, поспартански, в тесном коллективе.

Вот уже, наверное, с десяток лет, со времени последней Генеральной чистки. А занесло их сюда не по воле мироздания – с могучей руки Министерства нападения.

Под островом тогда устраивали секретнейшую базу, и змеи на поверхности были в самый раз, – излишней безопасности, как известно, не бывает. Особенно если распоясались печенские террористы – пусть, пусть сунутся, рептогады будут рады.

Террористам с той поры крепко прижали хвост, а вот змеи прижились, размножились и принялись бороться за существование. Причем весьма успешно, с поразительным энтузиазмом: вывели на острове все живое, дружно и разнообразно мутировали и принялись жрать себе подобных.

Жесткий естественный отбор шел по нарастающей, выживали самые злобные, верткие и ядовитые. Впрочем, внизу, на военной базе, тоже был гадюшник – мама, не горюй, – рапорты, доносы, дрязги, субординация.

Сильные жрали слабых, равные жалили ближних, первейшей из добродетелей почиталась гибкость. Умение, желание прогнуться во славу вседорбийских идеалов. А что – повышенные оклады, гарантированные пайки и главное – глубоко под землей.

Хрен вам, гниды с Кассиопеи и Альдебарана, с вашими ракетными атаками. Да здравствует президент, конституция и нерушимая тоталитарная демократия! Больше, больше усердия, самоотдачи и бдительности.

Да, да, увы – бдительности.

Печенскието террористы хоть и сидят в подполье, но все же иногда высовывают свои мерзкие рожи. Ну а уж потом, естественно, поднимают хвост…
Дождь усилился, превратился в ливень. Тучи, казалось, встретились с пенными верхушками волн, ярко полыхнули молнии, яростно ударил гром. Небо словно раскололось на тысячу вибрирующих частей, стихия разбушевалась нынче не на шутку. Однако под землей, на третьем уровне, где шли секретные медбиоэксперименты, все было тихо, мирно и спокойно –



Назад