87cd95e4

Разумовский Феликс - Смилодон 1



Феликс Разумовский — Смилодон
Понятие «офицерская честь» для подполковника Бурова не пустой звук, и в результате он постоянно ходит по грани. В его жизни многое с приставкой «было»: служба в ГРУ, зона, побег и пещера Духов, через которую Буров попадает… в прошло.
Франция, XVIII век. Оказавшись в центре политических интриг и заговоров против России, офицер и патриот Буров не может остаться в стороне от событий. Теперь он просто смилодон, как называли саблезубых тигров. А еще — князь Буров-Задунайский, чьи предки сидели выше Рюриковичей, Хованских и Мстиславских…
Пролог
Фрагмент первый
— Товарищи офицеры! — дежурный, встрепенувшись, повысил голос, шагнул по-строевому и, вытянувшись, замер. — Товарищ подполковник, группа для проведения вами занятий построена!
С чувством топнул, от души: главное в войсках — это «подход» и «отход» от начальства.
Смех, разговоры сразу смолкли, в аудитории повисла тишина. Стало слышно, как на улице лают озверевшие псы, зло, взахлеб, с лютой ненавистью. По человеку работают.
— Вольно! Здравствуйте, товарищи! — коротко кивнув, Буров выслушал ответное приветствие, спецключом открыл панель в стене и отрывисто, словно выстрелил, щелкнул тумблером. — Прошу садиться!
Ожил, замигал рубиновый светодиод, лязгнула, срабатывая, блокировка дверей, зашуршали, опускаясь, шторы на окнах. Курсанты дружно расселись по местам, вытащив секретные прошнурованные тетради, деловито приготовились внимать.

Красный огонек тем временем погас, вспыхнул зеленый, и воздух в аудитории задрожал — генераторы систем защиты вышли на рабочий режим. Все сказанное в этих стенах, толстых, из спецбетона, за двойным кольцом охранного периметра, должно здесь и остаться. Это закон.

А тем, кто забывает о нем, длинные языки вырывают с корнем, незамедлительно и вместе с трахеями.
— Тема сегодняшнего занятия: основы психотехники боя, — Буров кашлянул, прочищая горло, тронул жесткие, с сединою, волосы и опустился на скрипнувший стул. — А именно метод ролевого поведения, или эмпатия [Суть метода сводится к следующему: человек выбирает себе объект для подражания — это может быть знаменитый воин, мастер боевых искусств, хищный зверь — и тем или иным способом пытается отождествить себя с ним. Благодаря вхождению в подобное психическое состояние становится возможным смотреть на ход сражения, анализировать изменения ситуации, управлять своими свойствами как бы со стороны, от лица того персонажа, который является прототипом. Это позволяет сражаться автоматически, на автопилоте, задействуя все внутренние резервы организма и значительно повышая свой боевой потенциал].
Посмотреть на него — душа-человек, мухи не обидит. Взгляд открытый, бесхитростный, движения плавные, несуетные, голос приятный, с бархатными обертонами. Но первое впечатление обманчиво.

По мере общения с ним становилось ясно, что подполковник по сути своей зверь, хищный, привычный к убийству, правда, пока что сытый и потому не опасный. Такого лучше не гладить против шерсти…
А рассказывал он интересно — и о скандинавских берсерках, представлявших себя волками, псами и медведями, и о легендарных ниндзя, перевоплощавшихся то в ворона-оборотня Тэнгу, то в небесного воина Мариси Тэна, то в великана Фудземе, и о китайских мастерах у-шу, отождествлявших себя со звериными тотемами. Курсанты слушали, раскрыв рты, — время летело незаметно. Потом у Бурова был практикум по рукопашке, затем снова лекция и опять — граблеобразные «хлесты», «лесенки», «зигзаги», «лепестки», спиралеобразные «уходы», жесткие



Назад