87cd95e4

Рагимов Сулейман - Сачлы (Книга 3)



Сулейман Рагимов
Сачлы
КНИГА ТРЕТЬЯ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Телефонный звонок, раздавшийся около десяти часов вечера в кабинете
начальника райотдела ГПУ Алеши Гиясэддинова, прервал шахматную партию.
Гиясэддинов играл с Хосровом. Балахан, находившийся тут же, наблюдал за их
игрой и ждал своей очереди.
Обычно они играли "на высадку": побежденный уступал свое место у доски
третьему, ожидающему. Все трое играли примерно одинаково.
Увлечение шахматами пришло в отдел сравнительно недавно - вместе с новым
сотрудником, младшим оперуполномоченным Хосровом, переведенным на работу в
органы ГПУ из милиции. Хосров же занедужил страстью к шахматам во время своей
службы в армии на дальневосточной границе.
Как правило, шахматы появлялись на столе Гиясэддинова поздно вечером. Они
были отдыхом чекистов, были для них разрядкой после напряженной дневной
работы.
Гиясэддинов поднял телефонную трубку. Звонил с телефонной станции
Тель-Аскер.
- Извините за беспокойство, товарищ Гиясэддинов... Я не потревожил вас, не
помешал? - начал он издалека.
- В чем дело, Аскер? - спросил нетерпеливо Гиясэддинов.- И не тяни, если
не хочешь, чтобы Хосров заимел на тебя зуб!.. Ты помешал ему своим звонком
поставить мне мат... Мы играем в шахматы... Понял?
- Понял, товарищ Гиясэддинов,- отозвался Тель-Аскер.- Извините, что
помешал. Но тут такое дело... Срочное. Мне только что позвонили из деревни
Чанахчи, звонил парторг колхоза - Рустам-киши... Просил соединить с товарищем
Демировым, а дежурный в райкоме сказал мне, что секретарь в клубе на собрании
учителей... Собственно говоря, парторгу нужен не Демиров, а доктор... У него
жена не может разродиться вторые сутки... Говорит, умирает... Я хотел
соединить его с нашей больницей, но больничный телефон не отвечает...
Рустам-киши прямо-таки плакал по телефону... Умрет, говорит, моя бедная
жена... У меня на руках, говорит, трое сирот останутся - мал мала меньше...
Найди, говорит, Аскер, товарища Демирова, скажи: если не пришлют срочно врача
- жена скончается, женщина сил лишилась, даже уже кричать не может, только
стонет... Я спрашиваю этого Рустама-киши: а где ты был раньше, почему вчера не
позвонил, если говоришь, что женщина вторые сутки мучается, не может никак
разродиться?.. А он отвечает мне: у нас, говорит, в деревне живет лучшая бабка
во всей округе - Марьям-гары, за ней присылают даже из соседнего района... На
нее, говорит, понадеялся... Я его, товарищ Гиясэддинов, конечно, пристыдил:
как, говорю, тебе, Рустам-киши, не стыдно?.. Ведь ты, говорю, парторг, глава
деревенских коммунистов, а рождение своего потомства доверяешь безграмотной
повитухе... Где, говорю, у тебя сознательность?.. А он мне в ответ: что же,
говорит, мне делать, если и меня, парторга и коммуниста, в свое время
принимала у моей матери эта же самая Марьям-гары?.. И ничего, говорит, вот,
живу... Я, говорит, ей верю, хоть она и темная женщина... У нее, говорит, рука
легкая, все дети у нее живыми рождаются... Но в данном случае, говорит, бабка
помочь бессильна... Говорит, месяц тому назад жена упала, поэтому Марьям-гары
ничего не может сделать... Словом, товарищ Гиясэддинов, Рустам-киши просил
меня передать товарищу Демирову его просьбу - помочь как-нибудь... Ну, я решил
вам позвонить, раз товарища Демиро-ва нет на месте... Ведь вы у нас - один из
главных, так сказать- наш аксакал... Посоветуйте, как быть?.. После небольшой
паузы Гиясэддинов сказал:
- Ты правильно сделал,. Аскер, что позвонил мне... Молодчина! Ведь речь



Назад