87cd95e4

Рагимов Сулейман - Сачлы (Книга 2)



Сулейман Рагимов
Сачлы
КНИГА ВТОРАЯ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Ризван, взяв отпуск, приехал в Баку - повидать Рухсару и договориться о
свадьбе.
Нанагыз встретила своего будущего зятя у ворот, взяла из его рук
перевязанный посредине ремнем чемодан, обняла дорогого гостя, прильнула к его
груди:
- Сыночек!
Приезд Ризвана принес много радости обитателям дома. Ситара, Мехпара и
Аслан были в восторге от подарков. Нанагыз же не могла налюбоваться женихом
своей дочери. Высокий, стройный, с зачесанными назад густыми черными волосами,
веселым взглядом, полный обаяния, в этот раз он особенно понравился Нанагыз.
Она мысленно ставила их рядом, Ризвана и Рухсару, мечтала: "У меня будут
красивые внуки".
Она и сама давно уже думала о свадьбе дочери:
"Хоть и говорят: пока девушка - ты королевушка, однако девичество таит в
себе немало бед и опасностей. Чем сидеть дома, уж лучше выйти замуж. Оба
молоды, похожи друг на друга, как родные брат и сестра".
Нанагыз, как могла, старалась угодить гостю. Думала:
"Рухсаре не придется краснеть из-за меня. Хуже нет, когда девушка
чувствует свою зависимость перед женихом. Только бы они были счастливы! Мне же
от них ничего не нужно".
Вечером заботливая Нанагыз постелила постель Ризвану во дворе, под
инжировым деревом. Почти всю ночь она не сомкнула глаз. Утром рано накинула на
ветви дерева свою чадру: "Чтобы солнце не потревожило спящего Ризвана".
Отправила девочек за покупками на базар. Личико маленького Аслана прикрыла
марлей.
Ризван спал, мерно дыша; грудь его была открыта. Нанагыз смотрела на него,
и в душе ее пробуждалось нежное материнское чувство. Что, кроме счастья, может
желать мать своему ребенку? смотрела на него, и в душе ее пробуждалось нежное
материнское же любовь всегда неизменна. Счастье матери неотделимо от счастья
ребенка. Счастье Рухсары - это и ее счастье, Нанагыз. А счастье Рухсары теперь
зависит от Ризвана. Оттого-то он так и дорог. Нанагыз. В народе говорят: "Теща
любит зятя больше сына".
Нанагыз готовила завтрак, прибирала в доме, но все мысли ее были прикованы
к Ризвану.
Хлопнула калитка, во двор вошел почтальон.
- Кто здесь Нанагыз-ханум? Вам письмо!
"Хоть бы от Рухсары!" - подумала Нанагыз.
Взволнованная, обрадованная, подошла к почтальону, взяла дрожащими руками
письмо и заспешила к инжировому дереву, приговаривая:
- Конечно, от Рухсары... От кого же еще может быть?!
Ризван проснулся, поднял голову:
- Что это?
- Письмо, сынок.
- От кого?
- Наверное, от Рухсары.
Нанагыз протянула письмо Ризвану. Он ловко распечатал конверт, извлек из
него листок, исписанный зелеными чернилами, начал читать про себя:
"Тетушка Нанагыз!
Я не хотела беспокоить тебя, но, узнав, что ты любящая мать, посчитала
своим долгом открыть тебе правду. Приехав в наш район, твоя дочь Рухсара
вытворяет всякие фокусы, пошла по дурному пути, потеряла девичий стыд. Ко
всему этому она остригла свои косы. Кроме того..."
Ризван, не выдержав, швырнул листок на землю. Нанагыз нагнулась, подняла
письмо. От нее не укрылось, что Ризван мгновенно изменился в лице.
- В чем дело? Может, тебя вызывают обратно, на твой пароход, а, сынок?
Ризван молчал. Нанагыз встревожилась не на шутку:
- Скажи, сыночек, что случилось?
В ответ она услышала подобие стона.
- Что с тобой, детка?
Ризван, закрыв глаза, рукой отстранил от себя Нанагыз:
- Ничего! - Затем вскочил с постели и закричал, как безумец: - Ничего!..
Ничего!.. Ничего!..
Из глаз его брызнули слезы.
Нанагыз впервые видела Ризвана в таком сос



Назад