87cd95e4

Рагимов Сулейман - Орлица Кавказа (Книга 1)



Сулейман Рагимов
ОРЛИЦА КАВКАЗА
КНИГА ПЕРВАЯ
Глава первая
Во второй половине минувшего столетия объявились в горах Кавказа народные
заступники Наби и его подруга-соратница Хаджар, уроженцы невеликого села Моллу
на берегу бурной реки Хакар-чай, сбегавшей со снеговых вершин Зангезура к
Араксу... И вскоре молва о них прокатилась окрест, и они, как некогда
легендарный Кёроглу, сплотили вокруг себя множество удальцов.
Прокатилась молва - и эхом громовым отозвалась в горах Кавказа. То тут, то
там сшибались вездесущие повстанцы с карательными отрядами, громили царское
воинство, а после исчезали бесследно, как вода в песок. И от этой напасти
взъярились начальники с золотыми эполетами, пышноусое офицерье, сотники и
есаулы, ханы и беки, и старосты, и всякие разные господа. А беднота повсюду
горой за Наби и Хаджар стояла, чем могла отряду помогала, песни о героях
слагала. Взволновался народ, как море, забурлил. А отряд Наби крепнул из боя в
бой, сил набирался. И все чаще сам карал карателей. Неимущим, кому нечем было
уплатить налоги, расписки выдавали, избавляя от всех долгов. Случалось, и
землей, у помещиков отнятой наделяли, обмеривая надел винтовкой-айналы1.
Конечно, при таких делах властям - от самого царя до сельского старосты покоя
не было. "Когда вся эта' напасть кончится?" - сокрушенно вздыхал в Гёрусе
зангезурский уездный начальник, не смыкая глаз по ночам. По слухам, пришла к
нему депеша от царя, мол, либо немедля ты мне отправишь голову Гачага2 Наби,
либо поплатишься своей головой. И тогда начальник созвал на совет офицеров,
ханов, беков, всех людишек, верных царю, день-деньской они судили-рядили, как
быть, и пришли наконец к такому решению: ежели не удастся изловить Гачага Наби
или он сам не сдастся по доброй воле, нужно устроить засаду на жену его и
сподвижницу Хаджар, схватить ее и бросить в гёрусский каземат,- тогда-то Наби
не останется ничего другого, как самому сдаться властям, чтоб ее вызволить из
неволи. А не явится - тогда Хаджар отправят этапом в Сибирь, и впредь вовеки
не ходить Наби с гордо поднятой головой, не глядеть людям прямо в глаза. Все
станут презирать его: мол, стыд и позор Наби, оставил жену на произвол судьбы,
под солдатским надзором в Сибири, а сам в горах прохлаждается, и в ус себе не
дует!
И вправду, случилось так, что однажды, после кровавой стычки у горы
Хусдуп, Хаджар оказалась отрезанной от Наби, во вражеском кольце, и была
схвачена. Привели ее в Гёрус и бросили в камеру каземата. Начальник ликовал:
капкан захлопнулся, и он на радостях телеграфировал в Петербург, мол,
сподвижница кавказского злодея уже за решеткой, и, бог даст, вскоре взору его
императорского величества предстанет сам Гачаг Наби, или же его буйная
головушка в бархатном мешке...
Зангезурский начальник ликовал, а Наби места себе не находил: как
вызволить Хаджар?
Томился в гёрусском каземате и один из его друзей - Лейсан Наджаф-оглы.
Другой помощник, Аллахверди, чье сочувствие Наби еще не было обнаружено, время
от времени по поручению Наби носил передачи Лейсану в тюрьму, часть доходила и
до Хаджар; кроме того, пытался Аллахверди вызнать, как скоро Хаджар собираются
препроводить в сибирскую ссылку. Как-то Аллахверди вернулся из Гёруса мрачный,
тучей смотрит, нашел Наби и с досадой сказал ему:
- Чего ты мешкаешь, Наби? Чего погоды у моря ждешь?
- Я все голову ломаю: как вызволить Хаджар, дочь Ханали...
- Больше ждать нельзя! Десять дней уже прошло... Чего доброго, упекут в
Сибирь - тогда нам т



Назад